?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] верхний пост

Зашли, прочитали - выскажитесь!
Мне важно Ваше мнение!
Спасибо :)

Выплавка чугуна в мартеновском цехе на Карагандинском металлургическом комбинате. Фото: Валерий Петухов / Фотохроника ТАСС

Как хаос в 1959 году на строительстве Казахастанской Магнитки привел к бунту рабочих и их гибели в результате подавления восстания
Read more...Collapse )
Для осуществления любых макроэкономических расчётов необходимо иметь достоверную статистическую информацию.
В этом посте хочу обратить внимание на российскую статистику зарплат.

По данным Росстата, доля «оплаты труда наемных работников (включая оплату труда и смешанные доходы, не наблюдаемые прямыми статистическими методами)» в ВВП в 2013 – 2016 гг. колебалась от 44% до 50%. В 2015 г. сумма этой оплаты труда составила 37 471 млрд руб., что соответствует начисленной зарплате не менее чем 28 824 млрд. руб.
(с учётом регрессивного налогообложения).
Сопоставляя данные о средней заработной плате за 2015 г. в 33,8 тыс. руб. [Росстат 8-20] с численностью официально работающих по договорам найма [Росстат 1-41], получаем годовой фонд оплаты труда (без учёта взносов в социальные фонды) в размере 25845 млрд руб. Нестыковочка выходит?

Смотрим дальше. В соответствии с отчётом Федерального казначейства «Об исполнении консолидированного бюджета субъекта российской федерации…» [Казначейство, Отчёт] общие поступления НДФЛ в консолидированные бюджеты субъектов РФ в 2015 г. составили 2807,8 млрд руб., что соответствует налоговой базе в 21 598 млрд руб., причём в эту сумму входит и НДФЛ с дивидендов, от продажи имущества и проч. (можно считать, что влияние этих компонентов на налоговую базу сравнительно невелико; так, сумма дивидендов, выплаченных российскими корпорациями за 2015 г. составляет около 1,5 трлн руб., из которых значительную долю получило государство и иностранные инвесторы).

Представляется, что данные казначейства наиболее точным образом отражают ситуацию с доходами физических лиц. Хотя Росстат и признает, что «ВВП, полученный методом формирования по источникам доходов, … не является самостоятельным, поскольку … часть показателей исчисляется балансовым методом», для нас остается совершенно неясным, как Росстат вывел величину средней заработной платы в 2015г. в 33,8 тыс. рублей
. Иными словами, расчёты по данным Федерального казначейства показывают, что данные Росстата о средней зарплате являются завышенными.

С официальными данными по средней заработной плате согласованы данные по децильному распределению зарплат. Следовательно, децильное распределение также показывает завышенные доходы.

Расхождения в оценках оплаты труда сохраняются и в более поздних периодах. Согласно [Казначейство, отчет 2016] НДФЛ с доходов наемных работников составил 2,879 трлн руб., что соответствует налоговой базе в 22,1 трлн руб., тогда как при численности наемных работников около 67,1 млн человек [Росстат Сборник 30] и средней зарплате в 36,7 тыс. руб., ФОТ должен был бы составить 29,6 трлн. руб.

Нам представляется, что большая часть расхождений в оценке средней заработной платы обусловлена неадекватной оценкой численности работающих. Сумма официальных доходов физических лиц более или менее достоверно известна по данным налоговой отчётности, тогда как численность работников Росстат оценивает сплошным порядком только по крупным, средним и бюджетным организациям, остальные (находящиеся в легальном поле) охватывает только выборочными наблюдениями. В результате чиновники не имеют представления о занятости [Голодец не знает], заявляя, что легально работают только 48 млн человек. Если поделить фонд оплаты труда по "налоговым" данным на численность "известных Голодец" работников, получим 38,4 тыс. руб. в месяц, что более или менее соответствует данным Росстата о "средней" зарплате. И это, кстати, сразу отвечает на сомнения "может быть росстат учитывает теневые зарплаты": нет, во всяком случае - не при расчёте средних.

Любопытно, что Росстат публикует ещё один показатель, трудоотличимый от "средней зарплаты": "
Оценка среднемесячной начисленной заработной платы наёмных работников в организациях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц (оценка среднемесячного дохода от трудовой деятельности)" [Росстат Оценка]. Интересно, что данный показатель появился в рамках деятельности по исполнению "майских указов" (об этом прямо говорится в методике его расчёта), которыми зарплата бюджетников была привязана к средней по регионам. За 2016 г. этот показатель "средней зарплаты" составил 32,7 тыс. руб., на 10% меньше, чем "просто средняя зарплата": такая величина получилась бы при делении ФОТ на 56 млн. человек, что примерно соответствует численности "занятых в формальном секторе", т.е. численности персонала юридических лиц (здесь надо понимать, что "неформальный сектор" в разумении Росстата - это вполне легальный бизнес, осуществляемый без образования юридического лица, включая всех ИП и их персонал). Разумеется, использование этой величины облегчит "выполнение" указов.

С данными Росстата о численности наемных работников согласуются данные налоговых органов [ФНС: 5-НДФЛ], поэтому стоит исходить именно от численности наемных работников в 67,1 млн человек, с заработных плат которых платятся налоги, и от суммы их официальных зарплат. Часть работников, учтённых ФНС, могла отработать не полный год: это начинающие и заканчивающие трудовую деятельности, учащиеся на сезонных работах и т.д., но в целом доля таких людей невелика.

Разделив налоговую базу по НДФЛ на число наемных работников, мы получим 28,5 тыс. руб. - что и является реальной средней зарплатой в РФ за 2016 г.  Отметим, что эта величина может оказаться немного занижена из-за завышения числителя по описанным выше причинам.

Не лишено интереса то обстоятельство, что с найденной нами цифрой согласуются и публикуемые Сбербанком РФ данные о средней зарплате [Сбербанк opendata]

Ещё хуже выглядит статистика заработных плат в бюджетном секторе: в разных отчётах Росказначейства данные по ней разнятся от 3585 до 7797 млрд. руб. (ср. [Казначейство, Отчет] и [Казначейство, Статистика]). Министерство финансов не располагает информацией (или, во всяком случае, не публикует её) о реальных расходах бюджета на заработную плату. Агрегирование данных Росстата о распределении зарплат бюджетников даёт ровно среднюю цифру между двумя приведёнными, что как бы намекает на "методологию" этого органа.

Кажется достаточно очевидным, что игнорирование статистических искажений сведёт любые "зарплатные" расчёты к GIGO.


1.     Росстат 8-20 – Распределение общей суммы начисленной заработной платы и средняя заработная плата по 10-процентным группам работников организаций // http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_36/IssWWW.exe/Stg/08-20.doc
2. Росстат 1-41 – Численность работающих по найму на основной работе по видам договора // http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_36/IssWWW.exe/Stg/01-41.doc
3. Казначейство, Отчёт – Казначейство РФ. Отчёт Федерального казначейства «Об исполнении консолидированного бюджета субъекта российской федерации за 2015 г. // http://roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/konsolidirovannyj-byudzhet/190/
4.  Казначейство, Отчёт 2016, http://www.roskazna.ru/upload/iblock/6b9/byudzhety_subektov_rf.zip
5. Росстат Сборник - Рабочая сила, занятость и безработица в России (по результатам выборочных обследований рабочей силы)/ Статистический  сборник, 2016 г. http://www.gks.ru/free_doc/doc_2016/rab_sila16.pdf
6. Голодец не знает - https://www.opentown.org/news/7138/
7. ФНС: 5-НДФЛ - https://www.nalog.ru/html/sites/www.new.nalog.ru/docs/otchet/5ndfl2015.xlsx

8. Росстат Оценка - http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/trud/sr-zarplata/ocenka-doxod.htm
9.  Казначейство, Статистика – Казначейство РФ. Статистика государственных финансов за 2015 г. // http://www.roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/statistika-gosudarstvennykh-finansov-rf/
10. Казначейство, Отчёт – Казначейство РФ. Отчёт Федерального казначейства «Об исполнении консолидированного бюджета субъекта российской федерации
за 2015 г. // http://roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/konsolidirovannyj-byudzhet/190/

11. Сбербанк opendata - «Большие данные» Сбербанка http://www.sberbank.com/ru/opendata

[reposted post] Ошибки прогнозов. Ответ Мовчану

Во-первых, я бы хотел извиниться перед Андреем Мовчаном за тон своего поста (http://mmironov.livejournal.com/23735.html). Просто то, что я готов простить Михаилу Хазину и Сергею Глазьеву, я не могу прощать, как Андрей точно выразился (https://snob.ru/selected/entry/127020), своим co-alumni,  членам совместного  клуба. Мое возмущение вызвало незнание или игнорирование идей профессоров, портреты которых висят на почетном месте в Чикагском университете и которые заслужено получили Нобелевские премии. Гэри Беккер и его коллеги за последние 50 лет перевернули наше понимание касательно борьбы с преступностью, коррупцией и многих других вещей. Тот, кто профессионально пишет на данные темы, должен обладать хотя бы базовым пониманием их экономических моделей. Из-за этого своего возмущения я был не очень корректен в выборе формулировок, когда писал свой разбор аргументов Андрею. Надеюсь, он примет мои извинения, и дискуссия дальше пойдет в конструктивном русле, без взаимных оскорблений и обвинений в профнепригодности.

Теперь перейдем к сути.

В ответе Андрея (https://snob.ru/selected/entry/127020) нет возражений по поводу моих аргументов касательно борьбы с коррупцией, связи риска и размера взятки, «миллиона честных чиновников», а также того, что Навальный уничтожает политическую конкуренцию. Я считаю, что борьба с коррупцией и восстановление политической конкуренции – это ключевые пункты программы Навального. Если мы достигнем хоть какого-то прогресса по этим двум пунктам, то это уже будет мощный толчок для развития и экономической, и политической жизни. Именно коррупция и отсутствие политической конкуренции – главные тормозы для нашего успешного развития.

Вопрос повышения минимальной зарплаты является для меня менее важным, по сравнению с борьбой с коррупцией и нормализацией политической жизни. Однако если мы хотим построить социальное государство, то это один из самых эффективных способов снижения социального неравенства и, как следствие, социального напряжения. Ответ Андрея сфокусирован в основном на этом пункте – последствия для экономики повышения минимальной зарплаты.

Я внимательно изучил методику Андрея, но у меня не получилось реплицировать, исходя из его объяснений, цифру в 6–8 триллионов рублей для всей экономики. Возможно, он упустил какие-то детали или вводные. Но даже тех объяснений, которые были даны, достаточно, чтобы подтвердить мое предположение, которое я высказал в своем посте (http://mmironov.livejournal.com/23735.html): неправильные выводы касательно и инфляции, и нагрузки для бюджета, и нагрузки для всей экономики – это следствие ошибок, которые привели к завышению этой нагрузки в несколько раз.

Главные ошибки

- В расчетах не учтена инфляция. Андрей берет за базу данные за 2015 г., однако следует учитывать, что Навальный сможет стать президентом не ранее мая 2018 г., то есть увеличить минимальную зарплату не ранее 2019 г. Поэтому в расчетах  нужно учитывать инфляцию за 2015-2018 гг. Суммарная инфляция за 4 года составит 31% (см. мой пост, откуда взялась эта цифра http://mmironov.livejournal.com/24042.html). Если инфляцию не учитывать, то дополнительная нагрузка на экономику будет сильно завышена. Вот таблица из моего поста, где учтена инфляция за 2015-2018 гг.:

Если же мы возьмем данные за 2015 г. как есть, без учета инфляции, то получим

То есть, если игнорировать инфляцию за 4 года, то только из-за этого оценка дополнительных расходов будет завышена на 61%.  То, что инфляция есть и зарплаты растут примерно со скоростью инфляции, можно убедиться, посмотрев на свежие данные за апрель 2017 г.
от до Среднее процент занятых
0 7500 6338.2 1.8%
7500.1 9000 8252.1 2.9%
9000.1 10600 9852.3 3.2%
10600.1 12200 11431.1 3.6%
12200.1 13800 13037.8 3.7%
13800.1 15400 14619.3 3.8%
15400.1 17000 16234.2 4.1%
17000.1 18600 17816.5 4.2%
18600.1 21800 20247.7 7.9%
21800.1 25000 23403.6 7.8%


Суммарная инфляция за 2015-2016 гг. была около 19%, примерно на столько же подросли зарплаты. То есть, если бы Андрей отталкивался от данных за 2017 г., то его оценки оказались бы процентов на 30 ниже.  Можно отталкиваться и от данных за 2015 г., и от 2017 г., главное учитывать инфляцию. Иначе, оценки будут сильно скакать, в зависимости от того, какой год брать за базу (2013 г., 2015 г. или 2017 г.), и все они будут некорректными. Если инфляцию учитывать, то оценки также будут более стабильными (у меня получилось на основе 2015 г. оценка общих затрат для экономики 2.567 трлн., на основе 2017 г. - 2.516 трлн.)

- Некорректно учтен социальный налог. Когда Андрей получает цифру для белой экономики, он умножает ее на 1.3, чтобы получить общую нагрузку, включая социальный налог. Этот подход не совсем корректен. Во-первых, в программе Навального наряду с пунктом о повышении минимальной зарплаты, содержится предложение о снижении налоговой нагрузки на бизнес, в том числе социального налога. Чтобы не лишать финансирования социальные службы, можно предположить, что объем социальных сборов останется  таким же (значит, ставка социального налога понизится, так как зарплаты вырастут). Если мы не будем менять общий размер социальных сборов, то эффект на экономику будет заключаться только в росте зарплат, и на 1.3 ничего умножать не надо. Однако если даже предположить, что ставка социального налога не изменится, все равно общая цифра допрасходов для экономики останется такой же, изменится только ее распределение между государством и бизнесом. Рассмотрим простой пример. Предположим, в экономике зарплаты вырастут на 100 рублей - 50% из них в госсекторе, 50% в частном. Тогда рост зарплат на 50 рублей профинансирует государство, на 50 рублей -бизнес. Теперь предположим, что есть социальный налог 30%, тогда бизнес заплатит 65 рублей (50+30%*50), и государство заплатит 65 рублей (50+30%*50). Но государство также соберет 30 рублей налогов (30% от 100). Итого чистый эффект на бюджет будет 35 рублей (65-30). Получается, экономика все равно понесет дополнительные расходы размером 100 рублей (65+35), просто без социального налога они делились в пропорции 50% на 50%, а с социальным налогом - 65% на 35%, то есть государство часть своих расходов переложило на бизнес. Кто-то возразит, что социальные фонды и бюджет – это разные источники финансирования. Формально это так, но по сути это разные карманы одного и того же государства, и государство при желании свободно перекладывает деньги из одного кармана в другой (см. например https://www.vedomosti.ru/economics/news/2015/04/23/transfer-v-pensionnii-fond-rossii-v-2016-godu-budet-uvelichen-na-350-mlrd-rublei-minfin)
Из-за того, что Андрей взял и результат, полученный на предыдущем шаге, умножил на 1.3, его оценка получилась завышена еще на 30%.

- Некорректная корректировка на медиану. Андрей пишет:  «в каждой группе медиана может быть ниже средней (по всей стране медиана ниже средней примерно на 25%), но это даст нам нижний порог оценки (а если эти 25% добавить — это будет, наверное, верхний порог)». В Таблице 1 в сборнике Росстата за 2015 г., на которую он ссылается, (http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/11c4980041c1bcbf9ee9fe27f9898572) уже приведены средние зарплаты по группам (Финам, на который ссылается Андрей, просто перепечатал эту таблицу, округлив цифры). В частности, 4905 рублей – это средняя зарплата в группе до 5965, 6654 рублей – средняя в группе от 5965 до 7400, и т.д. Их ни на какую медиану/среднюю корректировать не надо. Чтобы оценить рост зарплат, от 25000 рублей нужно отнимать именно среднюю зарплату по группам, а не медиану.  Если же провести корректировку на 25% вниз, то эти величины просто вылезут за пределы своих промежутков. То есть 6654 минус 25% = 4990 – уже не помещается в интервал 5965 до 7400. Аналогично по остальным категориям. Получается, что верхняя оценка, которую Андрей получил как базовую оценку плюс 25% - просто результат неправильной корректировки на медиану. Даже если в подсчете Росстатом среднего по группам есть какие-то неточности, размер корректировки, скорее всего, составит не более нескольких процентов (может быть в ту или иную сторону), но никак не 25%.

 Итого, если мы уберем верхнюю границу от 6-8 триллионов (неправильная корректировка на медиану), то получим оценку в 6 триллионов. Если мы разделим на 1.3 (некорректный учет социального налога), то получим цифру в 4.61. Если мы учтем фактор инфляции (разделим на 1.61), то получим цифру 2.86 триллиона. Как видно, если провести корректировку всего на три ошибки, сделанные Андреем, то оценка упадет по сравнению с 6-8 трлн. в несколько раз и не сильно будет отличаться от моей оценки – 2.57 трлн.

Голословные и некорректные утверждения

В описании расчетов Андрея есть также несколько предположений, на которые он ссылается, но которые не подкреплены ни теорией, ни статистическими данными.

-    «Если предположить, что на 50% бюджетников придется 70% затрат на повышение зарплаты…» Откуда взялось это предположение? Почему не 63% или 74%? В статистическом сборнике Росстата есть достаточно данных, чтобы посчитать соотношение зарплат (см. таблицу 8.16),  и если провести расчеты, соотношение зарплат между бюджетниками и частным сектором будет существенно отличаться от пропорций, предложенных Андреем.

- «Бюджетников в этой сумме много больше, чем частных работников. Во-первых, потому что у бюджетников зарплаты достаточно низкие, особенно в регионах, и уж точно у них нет высоких зарплат» - это голословное утверждение, которое ничем не подтверждено. В регионах, особенно бедных (Чечня, Ингушетия, Дагестан, Тыва, и т.д.), зачастую зарплаты бюджетников, которые включают силовиков, выше, чем в частном секторе. Да и если посмотреть на статистику по всей России, то утверждение Андрея тоже не соответствует действительности. Приведу данные из таблицы 8.16 за 2014 г. Средняя зарплата по стране 32,495 рублей Зарплаты в учреждениях в разных видах собственности следующие: государственная - 36,531 рублей, муниципальная - 22,803 рублей, смешанная российская - 46,396 рублей, иностранная и совместная российская и иностранная – 54,971 рублей. В частных компаниях средняя зарплата – 28,187 рублей. То есть средний уровень зарплат по стране в государственных и муниципальных предприятиях примерно соответствуют уровню зарплат в частном секторе, а это значит, что в бедных регионах, зарплаты бюджетников выше, чем в частном секторе (потому что там частный сектор относительно плохо развит). В богатых регионах отношение обратное – зарплаты в частном секторе выше, чем в государственном.

- «Из 77 млн потенциальных работников в России официально работают и платят налоги только 50 млн, как уже сказано». Согласно оценкам Росстата, в теневом секторе работает 15.4 млн человек (http://expert.ru/2017/04/18/trud/). Число занятых в России,  по данным Росстата, составило 71,539 тыс. человек (таблица 1.7 из статистического ежегодника). То есть официально заняты 55 млн. человек, а не 50 млн. Видимо, Голодец, на которую ссылается Андрей, округлила для простоты цифру 55 млн. до 50 млн. Если проводить расчеты, то лучше ссылаться на первоисточник (Росстат), чем на неточный пересказ этих данных чиновниками. Все-таки 5 миллионов человек - это 10% от официальной занятости.

 - «Это значит, что 27 миллионов человек работают в тени и сейчас» - некорректное утверждение, основанное на неверном числе занятых (77 миллионов - это экономически активное население, а не число занятых, которое существенно меньше) и некорректной оценке числа официальных занятых (см. предыдущий пункт). Число занятых в теневой экономике, согласно оценкам Росстата, 15.4 миллиона человек. Таким образом, число занятых в неформальном секторе завышено на 80%. Возможно, есть иные оценки теневой занятости, отличные от Росстата, но оценки Андрея - просто результат применения неверных цифр.

- «Профессор, конечно, активно возражает: «Моя верхняя оценка — порядка 2,5 триллионов для всей экономики. Однако это оценки для всей экономики, а не только для бюджетников, которых в России порядка 20% от всех занятых...» Как жаль, что профессор не только не владеет математикой (иначе как бы он получил 2,5 там, где все получают 4+)» Согласно данным Росстата (таблица 4.19), в России в 2014 году на бюджетных предприятиях различной формы собственности работало 14,007 тыс. человек. Если мы разделим на число занятых (71.5 млн), то получим 19.9% бюджетников от общего числа занятых. Я действительно, округлил 19.9% до 20% для простоты изложения.



-  «А зарплаты придется платить новыми, эмиссионными деньгами — очевидно инфляция на это среагирует активнее». Необходимость финансирования зарплат эмиссионными деньгами не следует ни из предыдущих аргументов Андрея, которые излагались до этого утверждения, ни из последующих.  Вообще эмиссией можно финансировать любые затраты, и инфляция будет следовать именно из факта денежной эмиссии. Однако почему в данном случае необходим именно эмиссионный источник финансирования, Андрей никак не доказывает. Опыт стран, которые повышали минимальную зарплату, также не говорит о том, что источник финансирования роста зарплат должен быть эмиссионным.

Спорные предположения

Помимо голословных утверждений, которые  никак не подкреплены фактами или теорией (а зачастую даже им противоречат), Андрей вводит несколько спорных предположений. Экономический анализ допускает введение подобных предположений, однако требует детального обоснования и аргументации, а также рассмотрения альтернатив.

- «Повышение вызовет жесточайший перекос на рынке труда, потребовав повышения зарплаты и многим из тех, кто получает 25 000 плюс, так как они будут демотивированы ростом зарплат у подчиненных и коллег. Если предположить, что последствием такого поднятия будет только 10-процентное увеличение зарплат вдоль всей верхней части линейки…» - С точки зрения теории, зарплаты сотрудников в более высоких категориях могут как вырасти, так и упасть. Рост может быть вызван тем, что неквалифицированный труд подорожает, а значит и квалифицированный труд, который может заменять неквалифицированный (например, вместо 2-х малоквалифицированных бухгалтеров можно нанять одного квалифицированного), тоже подорожает.  Однако есть и противоположный эффект. Часть низкоквалифицированного персонала неизбежно потеряет работу и будет вынуждено искать себе новую, в том числе, пытаясь овладеть новой профессией или соглашаться на более тяжелые условия труда. Например, вахтер может выучиться на охранника или пойти работать водителем маршрутки (легкой работы не будет, придется соглашаться на тяжелую). То есть вновь появившиеся безработные будут создавать давление, в том числе, и на сегменты с более высокими зарплатами, что может привести к снижению зарплат. Я бы рассмотрел тут два сценария. Первый сценарий – Андрея. Второй сценарий - зарплаты верхних категорий не изменятся, потому что логика, что верхние сегменты будут демотивированы и потребуют повышения – неочевидная. Предположим, директор школы получает 50,000 рублей, а уборщица 10,000. После повышения минималки, уборщица будет получать 25,000. Почему обязательно директору школы нужно повышать зарплату до 55,000 рублей? Он что уволится, если ему не поднять зарплату? Количество директоров и школ от повышения зарплаты уборщицам не изменится, значит, спрос на директоров и предложение директоров останется тем же. Если посмотреть на европейские страны, где высокие минимальные зарплаты, то там разница между зарплатой квалифицированного персонала и неквалифицированного, очень небольшая. К примеру, в Германии и Франции минимальная зарплата - порядка 1,500 евро. При этом значительная часть квалифицированного персонала (учителя, профессора, офисные сотрудники, инженеры, и т.д.) получают порядка 2,500-5,000 евро в месяц. То есть разница в доходах между квалифицированным и неквалифицированным трудом составляет 2-3 раза. Я не вижу криминала, почем и в России эту разницу не сократить с 10-15 до хотя бы 3-5.

- «…мы увидим уход в тень, в которой зарплаты, конечно, будут рыночными, а не навязанными, только налогов станет сильно меньше, ведь в тень уйдут компании целиком, а не только в части низкооплачиваемых работников.» Это тоже спорное предположение и зависит от того, как провести реформы. Если сократить взносы социального страхования, освободить от налогов малый бизнес (заменить все налоги на простые патенты), то можно даже ожидать, что часть бизнеса выйдет из тени. Как и в предыдущем случае, здесь имеет смысл рассмотреть различные сценарии.

Внутренние противоречия

В модели, приведенной Андреем, также присутствуют внутренние противоречия, то есть одна часть его утверждений противоречит другим.

- «Это означает рост цен — конечно, не так сильно, но процентов на 10–15 точно будет. Это значит, что все, кто до этого момента получал 25 000 рублей и больше, разом беднеют на 10–15%.» Однако до этого в модели Андрея было, что «Если предположить, что последствием такого поднятия будет только 10-процентное увеличение зарплат вдоль всей верхней части линейки…» Итого, в его модели уже заложен рост зарплат всем, кто получал более 25,000 рублей, на 10%. Когда Андрей писал выводы про инфляцию, то просто это не учел. Если учесть, то они обеднеют не на 10-15%, а на 0-4.5% (ведь зарплаты высоких категорий тоже вырастут, согласно предположениям Андрея).

- «Решение о поднятии МРОТ до 25 000 рублей, таким образом, добавит к зарплатам (общий объем которых около 26 трлн в год, данные того же периода) еще до 6-8 трлн. Это 23–27% плюс к объему средств, идущих на потребление» Андрей добавляет к объему зарплат цифру 6-8 триллионов. Однако цифра 6-8 триллионов включает не только зарплаты, но и социальные налоги, который Андрей оценивает по ставке 1.3. Если их вычесть (а их вычесть надо, потому что нельзя прибавлять к объему зарплат увеличение зарплат плюс социальные налоги), то получим увеличение от 4.6 до 6.2 триллиона. Если мы аналогично пересчитаем инфляцию, то промежуток в 10-15% превратится в 7.7-11.5% (на самом деле корректировка будет чуть меньше, так как, насколько я понял, в цифре 6-8 сидит также и увеличение теневых зарплат, на которые не платятся налоги, но все равно корректировка будет существенная)

- Расчет допрасходов для бюджета. Андрей приводит цифру допрасходов 2.9 трлн рублей. Однако в его расчете нигде не присутствуют поступления от увеличившихся социальных налогов, которые поступают в бюджет. Эти поступления вообще куда-то пропадают из модели. Объем возросших социальных налогов, согласно предпосылкам Андрея, должен составить порядка 1.5 триллиона рублей. Если отнять эту цифру от 2.9 триллиона, то получим дополнительные расходы для бюджета 1.4 триллиона. То есть даже если исходить из всех предпосылок Андрея и оставить другие переменные неизменными, то цифра дополнительных расходов для бюджета у него завышена в 2 раза.


В модели Андрея присутствуют еще несколько второстепенных ошибок. Я не буду на них подробно останавливаться, чтобы не перегружать пост. Единственное, на чем я бы еще хотел остановиться, это на цифре «Ага. Вся прибыль всего бизнеса России — 10 трлн рублей» У российского бизнеса куда больше ресурсов, чем декларируемая прибыль. Моя докторская диссертация в Чикаго как раз была посвящена измерению теневой экономики в России. Если интересно, можно посмотреть исследования на эту тему, например, статью Луиджи Зингалеса, профессора Чикаго, с соавторами про занижение прибыли через трансфертное ценообразование  http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0304405X07000323), мою статью, в которой измерено, сколько денег уводится из-под налогов с помощью фирм-однодневок (http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/jofi.12026/abstract). Могу с уверенностью утверждать, что российские компании скрывают от налогов ежегодно более сотни миллиардов долларов, то есть их реальная прибыль, которой располагают российские олигархи, существенно выше, чем та, которую они декларируют налоговым органам.

Касательно моей колонки «Нам всем глобально переплачивали», которую Андрей процитировал (https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2014/11/06/nam-pereplachivali) -  ее смысл, скорее, касался таких работников, как мы с Андреем. Кстати, цитату, которую я вынес в заголовок, произнес один мой хороший друг, инвестбанкир во времена его работы в  «Ренессанс-Капитале» (как я понимаю, Андрей там тоже работал). Я, когда работал в инвестиционном фонде, получал существенно больше денег, чем я бы получал на аналогичной позиции в США. Все мои знакомые юристы, банкиры, финансисты и многие другие также получали завышенные зарплаты. Однако я категорически не согласен, что учителя, врачи, работники ЖКХ, кассиры в супермаркетах как-то особенно разжирели, и им зарплаты нужно урезать. Мой пост касался тех сегментов рынка труда, зарплаты на которых неоправданно выросли в течение 2000-х и никак не относился к тем, кто живет на 10,000-15,000 рублей и еле-еле сводит концы с концами.


Еще раз хочу подчеркнуть, что я ни в коем случае не против критики программы Навального (или любой другой экономической программы). Я сам со многими положениями его программы не согласен. Однако если кто решит выступать с критикой, хочется, чтобы такая критика была основана на разумных экономических теориях и достоверных фактах, а не голословных утверждениях и ошибочных цифрах. Иначе, это просто не имеет никакого конструктивного смысла.
Оригинал взят у mmironov в Лучше бы они молчали, или Окончательное расчехление усмановской липы

Чем больше участников сделки якобы трехстороннего обмена дают комментарии, тем очевидней становится, что вся эта история чистой воды липа (см. мой предыдущий пост о выступлении Усманова http://mmironov.livejournal.com/21049.html). Из сегодняшней статьи РБК (http://www.rbc.ru/business/23/05/2017/591ef3749a794729cf82e9ab?from=main) следует, что


  1. Структура сделки якобы обмена выглядит абсолютно нереальной. Владелец земли, Гаврилов, получает 2 миллиона долларов, а Елисеев, в качестве упущенной выгоды, получает компенсацию 85 миллионов долларов (оценка ФБК) или 50 миллионов долларов (оценка Усманова и Елисеева). При том, что владелец земли не только не требуют себе никакой компенсации упущенной выгоды (он же тоже хотел что-то на проекте наварить), но и продает свою землю существенно ниже рыночной цены. Какой-то абсурд. Владелец актива, который «за свой счет сделал подготовительные работы, провел газ и так далее», продает землю существенно ниже рынка, к тому же не получает никакой компенсации  за проделанные работы и подведение газа, а Елисеев, который раздумывал на этой земле что-то такое построить, получает компенсацию упущенной выгоды, как минимум, 50 миллионов долларов.



  1. Никаких обязывающих документов между Елисеевым и владельцем земли подписано не было. То есть никаких юридических обязательств выплачивать Елисееву какую-либо компенсацию вообще не было. Вдвойне странно, что владелец земли не попросил купить у него землю подороже (например, не за 2 миллиона, а за 20 миллионов), чтобы компенсировать моральные страдания от разрушения отношений с Елисеевым, а попросил отгрузить полста миллионов долларов Елисееву, у которого вообще не было юридических прав ни на землю, ни на проект. Получается, Гаврилов и Усманов два таких добрых филантропа, которые, чтобы не обижать хорошего человека (Елисеева), без всяких контрактов и формальных обязательств, решили просто подарить ему несколько десятков миллионов долларов.



  1. Сумма упущенной выгоды в 50-80 миллионов долларов ничем не обоснована. Даже когда компенсация упущенной выгоды прописана в контракте (которого в данном случае не было), обычно ее нужно обосновывать – откуда она возникла, какие затраты понесла сторона и т.д. У Елисеева не могло быть какой-то упущенной выгоды подобного масштаба, так как он еще не начал толком ничего для реализации этого проекта делать. Только владелец земли понес какие-то затраты, связанные с проектом, – провел газ, другие работы, и т.д. Ни о каких значительных инвестициях, которые были сделаны Елисеевым, речи не идет. Он мог бы спокойно проинвестировать  в любой другой проект. Земли на Рублевке много.




  1. Ну и наконец, размер упущенной выгоды выглядит абсурдно. «Сумма инвестиций со стороны «Соцгоспроекта», по его [Елисеева]словам, должна была составить около $20 млн».  50-80 миллионов долларов упущенной выгоды с проекта, в который Елисеев собирался вложить 20 миллионов долларов выглядят абсурдными. Во-первых, даже в лучшие времена рентабельность девелоперских проектов все-таки не была 300%-400%. А после 2008 г рентабельность в строительстве резко упала, что привело к банкротству многих лидеров рынка, например Миракс и Су-155. Можно посмотреть на отчетность ведущих девелоперов, чтобы понять, что проектов «вложи 20 миллионов, получи прибыль 50-80 миллионов» в современной России не существует. Здесь же речь идет даже не о проекте, а идеи проекта, по которому никаких даже предварительных контрактов подписано не было. Во-вторых,  эти деньги планировалось привлечь через банковское финансирование. О какой упущенной выгоде, опять же в таких масштабах, может идти речь, если это даже были не его собственные деньги. Свою способность, привлечь банковских кредитов на 20 миллионов долларов, Елисеев оценивает в 50-80 миллионов? Иначе не понятно, какая  еще была польза Елисеева в проекте помимо привлечения им банковских кредитов на 20 миллионов?


В общем, вся эта история выглядит как каша из топора. Был Гаврилов, у кого было 12 га земли на Рублевке. Был Усманов, у которого был дом рядом и куча бабла. Был Елисеев, у которого ничего не было, была красивая идея что-то построить на земле, принадлежащей Гаврилову, и идея, где он может найти 20 миллионов долларов, чтобы все это профинансировать. Никаких обязывающих документов подписано не было, и ничего толком для реализации сделать Елисеев не успел. Однако в результате, владелец земли ушел с большим убытком (продал землю существенно ниже рынка), Усманов заплатил дважды: и за землю, и за красивую идею Елисеева. И только Елисеев, не имея ничего, как хитрый солдат из сказки, ушел с компенсацией в 50-80 миллионов долларов.

Ну и наконец, совсем вся эта история рушится, если посмотреть на личность Елисеева. До 2005 г. он был юристом, а потом стал зампредом правления Газпромбанка. Чтобы было понятно, зарплата Грефа, главы самого крупнейшего в России банка, оценивается в 15 миллионов долларов в год (http://www.forbes.ru/sobytiya/rating/kompanii/211481-gosudarevy-slugi-kto-v-rossii-poluchaet-samuyu-bolshuyu-zarplatu). Газпромбанк по размеру существенно меньше Сбербанка. Также зарплаты зампредов обычно на порядок меньше, чем компенсации главы банка. Поэтому скорей всего зарплата Елисеева в период 2005-2010 составляла несколько миллионов долларов в год (моя оценка - 1-2 миллиона). То есть Елисеев, безусловно, высокооплачиваемый наемный менеджер. Однако всех его заработков, которых он мог получить к 2010 г. и близко не могло хватить, чтобы оперировать такими активами. Его фонды контролируют недвижимости в России и за рубежом на сотни миллионов долларов. Ему жертвуют миллионы долларов и делают крупные подарки натурой крупные бизнесмены. Откуда такое уважение и финансовая мощь у человека, который всю жизнь проработал юристом, 5 лет занимал должность зампреда не самого крупного в России банка, при этом он никогда до этого не занимался каким-то крупным бизнесом или девелопментом? Почему Газпромбанк выдает фондам, которые контролирует зампред банка, кредиты на сотни миллионов долларов? Зампред это не собственник банка. Да и собственник банка не может так свободно распоряжаться деньгами своего банка, ведь это деньги вкладчиков, и ЦБ должен следить, чтобы собственники не использовали свои банки как личный карман.



Что же это было тогда на самом деле? Если изучить показания всех трех  свидетелей, то можно сделать следующие выводы:

1.  Была сделка купли-продажи земли Усмановым у «Группы Ист Инвест» Гаврилова. Причем сделка была оформлена явно по заниженной цене с целью ухода от налогов.

2. Со стороны Усманова была уплачена взятка размером 50-80 миллионов долларов, которая была оформлена как подарок фонду Елисеева. Возможно, Усманов даже не знал, кто является конечным бенефициаром этого подарка. Просто ему позвонил тот, кому он не может отказать, и попросил отдать усадьбу тому-то и тому-то. Почему я в этом так уверен? 15 лет назад, когда я учился в РЭШ, к нам в гости приезжал Каха Бендукидзе, и рассказывал на примере Константиновского дворца, как происходят подобные звонки.  Владимир Путин в 2003 г.  говорил: "Мы обратились к нашим крупным частным компаниям, которые, по сути, целиком, на 99,9%, профинансировали реставрацию" (http://www.newsru.com/russia/12may2004/30mln.html ). Бендукидзе рассказывал, что из АП обзванивали всех крупных бизнесменов и настоятельно рекомендовали скинуться на благое дело. Бендукидзе говорил: «Я их посылал на х…. Я плачу все налоги, в коррупционных сделках не участвую, я ничего им не должен, и мне никаких одолжений от них не надо. Поэтому всех просителей от государства кому-то что-то пожертвовать, я посылаю на х…». Я допускаю, что Усманову позвонили и настоятельно рекомендовали подарить усадьбу какому-то фонду. Усманов не Бендукидзе, хорошо знает правила игры и им следует, поэтому ему позвонили, сказали подарить, он и подарил.

По поводу расследования второй истории – шансов мало. Понятно, что настоящие бенефициары этой сделки сидят так высоко, что до них российским правоохранителям не добраться. Однако по поводу первой истории – налицо состав налогового преступления. Был сговор между Усмановым и Гавриловым, чтобы формально осуществить сделку по заниженной цене. Российский бюджет в результате этой сделки недосчитался налогов. Надеюсь, какое-нибудь СМИ или депутат отправят запрос в СК, чтобы проверить эту сделку.

Н. Н. Никулин о войне.

Светлой памяти фронтовиков.

Оригинал взят у lomonosov в Н. Н. Никулин о войне.






В своем комментарии к одному из моих постов мой уважаемый «френд» listoboy привел ссылку http://www.golubinski.ru/russia/nikulin_vojna.htm на книгу воспоминаний Николая Николаевича Никулина – научного сотрудника Эрмитажа, бывшего фонтовика. Настоятельно рекомендую всем тем, кто искренне хочет знать правду об Отечественной войне, познакомиться с ней.  
                На мой взгляд – это уникальное произведение, подобных ей трудно найти в военных библиотеках. Оно замечательно не только литературными достоинствами, о которых я, не будучи литературоведом, не могу объективно судить, сколько точными до натурализма описаниями военных событий, раскрывающими отвратительную сущность войны с ее зверской бесчеловечностью, грязью, бессмысленной жестокостью, преступным небрежением к жизни людей командующими всех рангов от комбатов до верховного главнокомандующего. Это – документ для тех историков, которые изучают не только передвижения войск на театрах военных действий, но интересуются и морально-гуманистическими аспектами войны.
                По уровню достоверности и искренности изложения могу лишь сравнить ее с воспоминаниями Шумилина «Ванька ротный».
          Читать ее так же тяжело, как смотреть на изуродованный труп человека, только что стоявшего рядом…
          У меня при чтении этой книги память непроизвольно восстанавливала почти забытые аналогичные картины прошедшего.
                  Никулин «хлебнул» на войне несоизмеримо больше, чем я, пережив ее от начала и до конца, побывав на одном из самых кровавых участков фронта: в тихвинских болотах, где наши «славные стратеги» уложили не одну армию, включая 2-ю Ударную... И все же осмелюсь заметить, что многие его переживания и ощущения очень сходны с моими.
            Некоторые высказывания Николая Николаевича побудили меня их прокомментировать, что я и делаю ниже, приводя цитаты из книги.
                Главный вопрос, явно или неявно встающий при чтении книг о войне – что заставляло роты, батальоны и полки безропотно идти навстречу почти неизбежной смерти, подчиняясь иногда даже преступным приказам командиров? В многочисленных томах ура-патриотической литературы это объясняется элементарно просто: воодушевленные любовью к своей социалистической родине и ненавистью к вероломному врагу, они были готовы отдать жизнь за победу над ним и единодушно поднимались в атаку по призыву «Ура! За Родину, за Сталина!»

Н.Н. Никулин:

«Почему же шли на смерть, хотя ясно понимали ее неизбежность? Почему же шли, хотя и не хотели? Шли, не просто страшась смерти, а охваченные ужасом, и все же шли! Раздумывать и обосновывать свои поступки тогда не приходилось. Было не до того. Просто вставали и шли, потому что НАДО!
           Вежливо выслушивали напутствие политруков — малограмотное переложение дубовых и пустых газетных передовиц — и шли. Вовсе не воодушевленные какими-то идеями или лозунгами, а потому, что НАДО. Так, видимо, ходили умирать и предки наши на Куликовом поле либо под Бородином. Вряд ли размышляли они об исторических перспективах и величии нашего народа... Выйдя на нейтральную полосу, вовсе не кричали «За Родину! За Сталина!», как пишут в романах. Над передовой слышен был хриплый вой и густая матерная брань, пока пули и осколки не затыкали орущие глотки. До Сталина ли было, когда смерть рядом. Откуда же сейчас, в шестидесятые годы, опять возник миф, что победили только благодаря Сталину, под знаменем Сталина? У меня на этот счет нет сомнений. Те, кто победил, либо полегли на поле боя, либо спились, подавленные послевоенными тяготами. Ведь не только война, но и восстановление страны прошло за их счет. Те же из них, кто еще жив, молчат, сломленные.
           Остались у власти и сохранили силы другие — те, кто загонял людей в лагеря, те, кто гнал в бессмысленные кровавые атаки на войне. Они действовали именем Сталина, они и сейчас кричат об этом. Не было на передовой: «За Сталина!». Комиссары пытались вбить это в наши головы, но в атаках комиссаров не было. Все это накипь...»

И я вспоминаю.

В октябре 1943 года нашу 4-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию срочно выдвинули на передовую с тем, чтобы закрыть образовавшуюся брешь после попытки неудачного прорыва фронта пехотой. Примерно неделю дивизия держала оборону в районе белорусского города Хойники. Я в то время работал на дивизионной радиостанции «РСБ-Ф» и об интенсивности боевых действий мог судить только по числу едущих на бричках и идущих пешком в тыл раненых.
          Принимаю радиограмму. После длинного шифра-цифири открытым текстом слова «Смена белья». Кодированный текст уйдет к шифровальщику штаба, а эти слова предназначены корпусным радистом мне, принимающему радиограмму. Они означают, что нам на смену идёт пехота.
         И действительно, мимо рации, стоящей на обочине лесной дороги, уже шли стрелковые части. Это была какая-то изрядно потрепанная в боях дивизия, отведенная с фронта на непродолжительный отдых и пополнение. Не соблюдая строя шли солдаты с подвернутыми под ремень полами шинелей (была осенняя распутица), казавшиеся горбатыми из-за накинутых поверх вещмешков плащ-палаток.
          Меня поразил их понурый, обреченный вид. Я понял, через час-другой они будут уже на переднем крае…

Пишет Н.Н. Никулин:

«Шум, грохот, скрежет, вой, бабаханье, уханье — адский концерт. А по дороге, в серой мгле рассвета, бредет на передовую пехота. Ряд за рядом, полк за полком. Безликие, увешанные оружием, укрытые горбатыми плащ-палатками фигуры. Медленно, но неотвратимо шагали они вперед, к собственной гибели. Поколение, уходящее в вечность. В этой картине было столько обобщающего смысла, столько апокалиптического ужаса, что мы остро ощутили непрочность бытия, безжалостную поступь истории. Мы почувствовали себя жалкими мотыльками, которым суждено сгореть без следа в адском огне войны.»

Тупая покорность и сознательная обреченность советских солдат, атакующих недоступные для фронтального штурма укрепленные позиции поражали даже наших противников. Никулин приводит рассказ немецкого ветерана, сражавшегося на том же участке фронта, но с другой его стороны.

Некий господин Эрвин X., с которым он встретился в Баварии, рассказывает:

Что за странный народ? Мы наложили под Синявино вал из трупов высотою около двух метров, а они все лезут и лезут под пули, карабкаясь через мертвецов, а мы все бьем и бьем, а они все лезут и лезут... А какие грязные были пленные! Сопливые мальчишки плачут, а хлеб у них в мешках отвратительный, есть невозможно!
                А что делали ваши в Курляндии? — продолжает он. — Однажды массы русских войск пошли в атаку. Но их встретили дружным огнем пулеметов и противотанковых орудий. Оставшиеся в живых стали откатываться назад. Но тут из русских траншей ударили десятки пулеметов и противотанковые пушки. Мы видели, как метались, погибая, на нейтральной полосе толпы ваших обезумевших от ужаса солдат!

Это – о заградотрядах.

В дискуссии на военно-историческом форуме «ВИФ-2NE» не кто иной, как сам В. Карпов – герой Советского Союза, в прошлом ЗЕК, штрафник-разведчик, автор известных биографических романов о полководцах, заявил, что не было и не могло быть случаев расстрела заградотрядами отступающих красноармейцев. «Да мы бы сами их постреляли», заявил он. Мне пришлось возразить, несмотря на высокий авторитет писателя, сославшись на свою встречу с этими вояками по пути в медсанэскадрон. В результате получил немало оскорбительных замечаний. Можно найти немало свидетельств о том, как мужественно воевали войска НКВД на фронтах. Но об их деятельности в качестве заградотрядов, встречать не приходилось.
            В комментариях к моим высказываниям и в гостевой книге моего сайта (
http://ldb1.narod.ru) часто встречаются слова о том, что ветераны – родственники авторов комментариев категорически отказываются вспоминать о своем участии в войне и, тем более, писать об этом. Я думаю, книга Н.Н. Никулина объясняет это достаточно убедительно.
             На сайте Артема Драбкина «Я помню» (
www.iremember.ru) огромная коллекция мемуаров участников войны. Но крайне редко встречаются искренние рассказы о том, что переживал солдат-окопник на переднем крае на грани жизни и неизбежной, как ему казалось, смерти.
              В 60-х годах прошлого века, когда писал свою книгу Н.Н. Никулин, в памяти солдат, чудом оставшихся в числе живых после пребывания на переднем крае фронта, пережитое еще было столь же свежим, как открытая рана. Естественно, вспоминать об этом было больно. И я, к кому судьба была более милостива, смог принудить себя взяться за перо лишь в 1999 году.

Н.Н. Никулин:

«Мемуары, мемуары... Кто их пишет? Какие мемуары могут быть у тех, кто воевал на самом деле? У летчиков, танкистов и прежде всего у пехотинцев?
                  Ранение — смерть, ранение — смерть, ранение — смерть и все! Иного не было. Мемуары пишут те, кто был около войны. Во втором эшелоне, в штабе. Либо продажные писаки, выражавшие официальную точку зрения, согласно которой мы бодро побеждали, а злые фашисты тысячами падали, сраженные нашим метким огнем. Симонов, «честный писатель», что он видел? Его покатали на подводной лодке, разок он сходил в атаку с пехотой, разок — с разведчиками, поглядел на артподготовку — и вот уже он «все увидел» и «все испытал»! (Другие, правда, и этого не видели.)
               Писал с апломбом, и все это — прикрашенное вранье. А шолоховское «Они сражались за Родину» — просто агитка! О мелких шавках и говорить не приходится.»

В рассказах настоящих фронтовиков-окопников нередко звучит ярко выраженная неприязнь, граничащая с враждебностью, к обитателям различных штабов и тыловых служб. Это читается и у Никулина и у Шумилина, презрительно называвшего их «полковые».

Никулин:

«Поразительная разница существует между передовой, где льется кровь, где страдание, где смерть, где не поднять головы под пулями и осколками, где голод и страх, непосильная работа, жара летом, мороз зимой, где и жить-то невозможно, — и тылами. Здесь, в тылу, другой мир. Здесь находится начальство, здесь штабы, стоят тяжелые орудия, расположены склады, медсанбаты. Изредка сюда долетают снаряды или сбросит бомбу самолет. Убитые и раненые тут редкость. Не война, а курорт! Те, кто на передовой — не жильцы. Они обречены. Спасение им — лишь ранение. Те, кто в тылу, останутся живы, если их не переведут вперед, когда иссякнут ряды наступающих. Они останутся живы, вернутся домой и со временем составят основу организаций ветеранов. Отрастят животы, обзаведутся лысинами, украсят грудь памятными медалями, орденами и будут рассказывать, как геройски они воевали, как разгромили Гитлера. И сами в это уверуют!  
                    Они-то и похоронят светлую память о тех, кто погиб и кто действительно воевал! Они представят войну, о которой сами мало что знают, в романтическом ореоле. Как все было хорошо, как прекрасно! Какие мы герои! И то, что война — ужас, смерть, голод, подлость, подлость и подлость, отойдет на второй план. Настоящие же фронтовики, которых осталось полтора человека, да и те чокнутые, порченые, будут молчать в тряпочку. А начальство, которое тоже в значительной мере останется в живых, погрязнет в склоках: кто воевал хорошо, кто плохо, а вот если бы меня послушали!»

Жестокие слова, но во многом оправданы. Пришлось мне некоторое время послужить при штабе дивизии в эскадроне связи, насмотрелся на франтоватых штабных офицеров. Не исключено, что из-за конфликта с одним из них я был отправлен во взвод связи 11-го кавалерийского полка (http://ldb1.narod.ru/simple39_.html)
           Мне уже приходилось высказываться на очень болезненную тему о страшной судьбе женщин на войне. И опять это обернулось мне оскорблениями: молодые родственники воевавших мам и бабушек посчитали, что я надругался над их военными заслугами.
               Когда еще до ухода на фронт я видел, как, под влиянием мощной пропаганды юные девушки с энтузиазмом записывались на курсы радистов, медсестер или снайперов, а затем уже на фронте – как им приходилось расставаться с иллюзиями и девичьей гордостью, мне, неискушенному в жизни мальчишке было очень больно за них. Рекомендую роман М. Кононова «Голая пионерка», это о том же.

И вот что пишет Н.Н. Никулин.

««Не женское это дело — война. Спору нет, было много героинь, которых можно поставить в пример мужчинам. Но слишком жестоко заставлять женщин испытывать мучения фронта. И если бы только это! Тяжело им было в окружении мужиков. Голодным солдатам, правда, было не до баб, но начальство добивалось своего любыми средствами, от грубого нажима до самых изысканных ухаживаний. Среди множества кавалеров были удальцы на любой вкус: и спеть, и сплясать, и красно поговорить, а для образованных — почитать Блока или Лермонтова... И ехали девушки домой с прибавлением семейства. Кажется, это называлось на языке военных канцелярий «уехать по приказу 009». В нашей части из пятидесяти прибывших в 1942 году к концу войны осталось только два солдата прекрасного пола. Но «уехать по приказу 009» — это самый лучший выход.
             Бывало хуже. Мне рассказывали, как некий полковник Волков выстраивал женское пополнение и, проходя вдоль строя, отбирал приглянувшихся ему красоток. Такие становились его ППЖ (Полевая передвижная жена. Аббревиатура ППЖ имела в солдатском лексиконе и другое значение. Так называли голодные и истощенные солдаты пустую, водянистую похлебку: «Прощай, половая жизнь»), а если сопротивлялись — на губу, в холодную землянку, на хлеб и воду! Потом крошка шла по рукам, доставалась разным помам и замам. В лучших азиатских традициях!»

Среди моих однополчан была замечательная отважная женщина санинструктор эскадрона Маша Самолетова. О ней у меня на сайте рассказ Марата Шпилёва «Её звали Москва». А на встрече ветеранов в Армавире я видел, как плакали солдаты, которых она вытащила с поля боя. Она пришла на фронт по комсомольскому призыву, оставив балет, где она начала работать. Но и она не устояла под напором армейских донжуанов, о чем сама мне рассказывала.

И последнее, о чем следует рассказать.

Н.Н. Никулин:

«Казалось, все испытано: смерть, голод, обстрелы, непосильная работа, холод. Так ведь нет! Было еще нечто очень страшное, почти раздавившее меня. Накануне перехода на территорию Рейха, в войска приехали агитаторы. Некоторые в больших чинах.
           — Смерть за смерть!!! Кровь за кровь!!! Не забудем!!! Не простим!!! Отомстим!!! — и так далее...
            До этого основательно постарался Эренбург, чьи трескучие, хлесткие статьи все читали: «Папа, убей немца!» И получился нацизм наоборот.
            Правда, те безобразничали по плану: сеть гетто, сеть лагерей. Учет и составление списков награбленного. Реестр наказаний, плановые расстрелы и т. д. У нас все пошло стихийно, по-славянски. Бей, ребята, жги, глуши!
            Порти ихних баб! Да еще перед наступлением обильно снабдили войска водкой. И пошло, и пошло! Пострадали, как всегда, невинные. Бонзы, как всегда, удрали... Без разбору жгли дома, убивали каких-то случайных старух, бесцельно расстреливали стада коров. Очень популярна была выдуманная кем-то шутка: «Сидит Иван около горящего дома. "Что ты делаешь?"- спрашивают его. "Да вот, портяночки надо было просушить, костерок развел"»... Трупы, трупы, трупы. Немцы, конечно, подонки, но зачем же уподобляться им? Армия унизила себя. Нация унизила себя. Это было самое страшное на войне. Трупы, трупы...
              На вокзал города Алленштайн, который доблестная конница генерала Осликовского захватила неожиданно для противника, прибыло несколько эшелонов с немецкими беженцами. Они думали, что едут в свой тыл, а попали... Я видел результаты приема, который им оказали. Перроны вокзала были покрыты кучами распотрошенных чемоданов, узлов, баулов. Повсюду одежонка, детские вещи, распоротые подушки. Все это в лужах крови...

«Каждый имеет право послать раз в месяц посылку домой весом в двенадцать килограммов», — официально объявило начальство. И пошло, и пошло! Пьяный Иван врывался в бомбоубежище, трахал автоматом об стол и, страшно вылупив глаза, орал: «УРРРРР!(Uhr – часы) Гады!» Дрожащие немки несли со всех сторон часы, которые сгребали в «сидор» и уносили. Прославился один солдатик, который заставлял немку держать свечу (электричества не было), в то время, как он рылся в ее сундуках. Грабь! Хватай! Как эпидемия, эта напасть захлестнула всех... Потом уже опомнились, да поздно было: черт вылетел из бутылки. Добрые, ласковые русские мужики превратились в чудовищ. Они были страшны в одиночку, а в стаде стали такими, что и описать невозможно!»

Здесь, как говорится, комментарии излишни.

Скоро отметим замечательный народный праздник, День Победы. Он несет в себе не только радость в связи с годовщиной окончания страшной войны, унесшей каждого 8-го жителя нашей страны (в среднем!), но и слезы по не вернувшимся оттуда… Хотелось бы также помнить о непомерной цене, которую пришлось заплатить народу под «мудрым руководством» величайшего полководца всех времен и народов». Ведь забылось уже, что он наделил себя званием генералиссимуса и этим титулом!

[reposted post] МРОТ. Опыт США


Горячие дебаты вокруг влияния минимального размера оплаты труда (МРОТ) на занятость, разгоревшиеся особенно после вышедшей в 1993 году известной работы Алана Круегера и Давида Карда «Минимальные зарплаты и занятость: конкретный пример из сектора быстрого питания в Нью Джерси и Пенсильвании», где авторы на примере показали, что увеличение МРОТ может и не вести к снижению занятости, продолжаются. Я уже выкладывал данные с немецкого фронта, которые показали, что повышение МРОТ в Германии не привело к росту безработицы. Теперь пришла свежая информация из США от Джейсона Фурман, экономического советника Обамы. Далее следует перевод его статьи.

Read more...Collapse )
А.Ю. Жабунин
к.э.н., доцент Волжского политехнического института (филиал) ВолгГТУ

В последнее время среди экономистов развернулась инициированная А.А.Навальным дискуссия о возможности увеличения МРОТ в России до 25000 рублей. Попробуем рассмотреть аргументы участников этой дискуссии.

В обобщенном виде аргументы против повышения МРОТ собраны в статье с кричащим заголовком «Экономика не выдержит Навального» [1]. По оценке автора, основанной на изучении данных Росстата, чтобы довести зарплату до предлагаемого МРОТ, потребуется 2,6 трлн руб. в год (3,4 трлн руб. с учетом страховых взносов). Одно из важнейших опасений, высказываемых в статье — непосильные затраты для малого бизнеса, ликвидация или уход «в тень» малых предприятий. Не приводя расчётов, автор предсказывает скачок безработицы до 8-10%. Но главной бедой называется возможная инфляция: «Никто не сможет заставить бизнес сохранить цены, если расходы на оплату труда вырастут на 20–30%. Кроме того, появление большого объема наличности выльется в скачок потребительского спроса, что также подстегнет рост цен.»

Профессор М.Миронов, а также экономист А. Гаскаров отвечают противникам повышения МРОТ следующее.
Рост доходов приведёт к существенному росту спроса на услуги малого бизнеса, «Главный враг малому бизнесу - не высокая минимальная зарплата, а нищее население». Опасения по поводу роста безработицы отвергаются тем, что во многих сегментах рынка труда существует монопсония — например, спрос на труд врачей формируется, спрос на труд в моногородах; оплата труда здесь ниже равновесной, и её повышение не приведет к сокращению рабочих мест. Предлагаемое же Навальным ограничение миграции из Средней Азии также будет сдерживать безработицу.

Рост издержек для бюджета и экономики должен компенсироваться повышением производительности труда, на которое компании должны пойти, чтобы нивелировать рост затрат на труд, и подстегнёт инвестиции. Что же касается инфляции, то по расчётам Гаскарова, для повышения МРОТ потребуется 4 триллиона рублей (или 5,2 трлн, включая страховые взносы), или 13,7% от нынешнего совокупного ФОТ, или 6% от ВВП, что и можно считать верхней планкой инфляции [3]. При этом её рост должен быть существенно ограничен тем, что повышение МРОТ должно происходить не за счёт эмиссии денег, а за счёт перераспределения ресурсов в экономике.

При этом Гаскаров резко отрицает предъявляемые Навальному обвинения в «популизме», аргументируя тем, что «Доля трудовых доходов в ВВП в России на 6–7% ниже, чем в среднем по странам «Большой двадцатки»».  Экономисты отмечают также абсолютную порочность ситуации, когда работающие граждане, даже не имеющие иждивенцев, находятся за чертой бедности, т.е. имеют доходы ниже прожиточного минимума. Невозможно не согласиться с этим мнением, поскольку гражданин в этом случае подталкивается самим государством (устанавливающем такую низкую оплату труда) к асоциальному поведению.

Анализируя расчёты как сторонников повышения МРОТ, так и их оппонентов, отметим, что и те, и другие исходят из доведения до 25000 рублей зарплат всех работников, чей труд сейчас оплачивается ниже. Возможно, это связано с тем, что ни те, ни другие не представляют реалии российского рынка труда; им представляется, что ниже 25 тыс. руб. оплачивается равно-низкоквалифицированный труд (продавцы, дворники…), поэтому можно «не глядя» довести их зарплаты до установленной планки. Однако такой подход явно отправил бы свыше половины врачей, преподавателей, многие другие категории работников на поиски низкоквалифированной и малоответственной работы: зачем напрягаться, когда можно за ту же зарплату работать вахтёром?

Следовательно, оценки затрат на повышение зарплат выглядят несколько заниженными. Даже при сокращении разниц между зарплатами работников, находящимися в диапазоне 8-25 тыс. руб., среднее повышение зарплат должно составить не около десяти [2], а около 15 тыс. руб., а совокупные расходы — порядка 6 трлн. руб.; но и в этом случае максимальное влияние на инфляцию составит 10%.
Сторонники и критики повышения МРОТ забывают также, что следствием изменения МРОТ будет перераспределение доходов между бюджетами. Рост ФОТ повысит поступления в местные бюджеты от НДФЛ почти на 800 млрд.руб., а также практически полностью ликвидирует дефицит Пенсионного фонда, составивший в 2016 г. 1,6 трлн руб. Таким образом, повышение расходов федерального бюджета на оплату труда едва ли не полностью компенсируется сокращением трансфертов на покрытие дефицитов бюджета Пенсионного фонда и обескровленных за последние годы региональных бюджетов.

По нашему мнению, резкое повышение МРОТ — хороший момент для радикальной реформы налогообложения заработной платы. В последнее время идёт много дискуссий о введении прогрессивного налогообложения доходов, но стоит помнить, что сейчас в РФ регрессивное налогообложение, и нам, по крайней мере, стоит перейти к пропорциональной системе. Сейчас налоги с доходов низкооплачиваемых работников составляют около 33% ((30+13)/130), высокооплачиваемых — около 25% ((15+13)/115 + фиксированная сумма). Повышение МРОТ позволит освободить работодателей от взносов в фонды, и взимать их из доходов работников. В этом случае располагаемые доходы вырастут значительно меньше, чем без налоговой реформы (с минимальных 6,5 тыс. руб. до 17,5 тыс. руб.), следовательно, окажут меньшее давление на цены и на издержки работодателей.

Мы считаем также, что все отчисления с ФОТ должны быть объединены в один налог (НДФЛ), ставка которого может составить около 30%. В этом случае будет выровнено налогообложение работников с разным уровнем дохода, а общий уровень налогообложения зарплат останется на существующем уровне.

Распределением НДФЛ должен заниматься не работодатель, а налоговые органы. Данная мера чрезвычайно упростит бухгалтерский и налоговый учёт, что позволит высвободить значительные трудовые ресурсы, занятые в настоящее время совершенно непроизводительной деятельностью — созданием множества ежемесячных и ежеквартальных отчетов в фонды социального страхования, пенсионный, налоговую инспекцию. Это само по себе будет существенным подспорьем для малого, и в особенности микробизнеса.

В ходе налоговой реформы следует полностью ликвидировать систему ОМС, как не оправдавшую себя: страховые компании в рамках ОМС не выполняют никаких реальных функций в интересах пациентов, а налогоплательщики в условиях смешанного (бюджет+ОМС) финансирования медицины вынуждены в двойном размере оплачивать администрирование этого процесса. Суммы, предназначающиеся сейчас фондам ОМС, следует передать в региональные бюджеты. Рост налоговой базы и ликвидация «прослойки» из страховых компаний позволит существенно увеличить бюджетные расходы на здравоохранение.

В итоге суммы НДФЛ следует делить между пенсионным фондом (16%), региональными (4%) и местными бюджетами (10%). Доля отчислений в Пенсионный фонд может уменьшаться при высоких доходах работников, при этом доля местных бюджетов будет расти. Несколько меньшая, чем в настоящее время регрессия поступлений в Пенсионный фонд позволит сохранить общий уровень отчислений в него. Существующий персонифицированный учёт доходов работников уже сейчас позволяет заниматься таким распределением.

Выплаты по больничным листам и т.п., финансируемые сейчас через фонд социального страхования, могут выплачиваться за счёт части НДФЛ, предназначающейся местным бюджетам. При этом, для снижения нагрузки на бюджет, максимальная сумма выплат может быть ограничена 80% от средней заработной платы работника, что, однако, с учётом повышения оплаты труда будет значительно выше нынешних сумм.

Нам остаётся добавить, что к моменту открытия «окна возможностей» для осуществления этой меры, т.е. к 2019 г., инфляция заметно – на 10-20% или больше обесценит указанную сумму, и повышение минимальной зарплаты будет выглядеть гораздо менее «радикальной» мерой.
Подытоживая сказанное, считаем, что предлагаемое А.А Навальным установление МРОТ в размере 25000 рублей — вполне реальная задача, реализация которой не повлечёт каких-либо катастрофических последствий, но напротив, сможет существенно стимулировать выход экономики из стагнации.

1. П. Орехин Экономика не выдержит Навального // https://www.gazeta.ru/business/2016/12/21/10440995.shtml, дата обращения 22.12.2016 г.
2. M. Миронов. Опять 25 // http://mmironov.livejournal.com/17319.html, дата обращения 25.01.2016 г.
3. А. Гаскаров Минимальная зарплата в 25 тысяч рублей — хорошая идея // https://snob.ru/selected/entry/120392, дата обращения 25.01.2016 г.
Оригинал взят у isurok в Обыкновенный фашизм: есть указание уменьшить количество инвалидов
дети_и

Есть у меня крестница. У нее ДЦП. И вот звонит мне ее мама. Комиссия их города, теперь это Бюро медико-социальной экспертизы №38, приняло решение, что ребенок больше не инвалид. Ну то есть ДЦП у ребенка никуда не делось, если бы делось, я бы в Бога уверовал и чудеса его, а вот инвалидность с ребенка сняли.
А инвалидность - это бесплатное лечение в профильных клиниках, пособие, бесплатная специальная обувь, возможность свободного графика в школе. Всего этого теперь у ребенка не будет. А ДЦП будет. Просто начальник комиссии, юноша лет 30-ти, психолог(!) по специальности, установил, что у ребенка утеряно менее 30% подвижности.
Он не хирург или травматолог, он даже выписки из карты не захотел прочесть. И бумагу долго выдавать не хотел с решением бюро.
Я начал разбираться. А дело все в двух вещах.
Read more...Collapse )

Profile

antozha
Антон Юрьевич

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner