Category: общество

Большая ложь, маленькие зарплаты и статистика

Для осуществления любых макроэкономических расчётов необходимо иметь достоверную статистическую информацию.
В этом посте хочу обратить внимание на российскую статистику зарплат.

По данным Росстата, доля «оплаты труда наемных работников (включая оплату труда и смешанные доходы, не наблюдаемые прямыми статистическими методами)» в ВВП в 2013 – 2016 гг. колебалась от 44% до 50%. В 2015 г. сумма этой оплаты труда составила 37 471 млрд руб., что соответствует начисленной зарплате не менее чем 28 824 млрд. руб.
(с учётом регрессивного налогообложения).
Сопоставляя данные о средней заработной плате за 2015 г. в 33,8 тыс. руб. [Росстат 8-20] с численностью официально работающих по договорам найма [Росстат 1-41], получаем годовой фонд оплаты труда (без учёта взносов в социальные фонды) в размере 25845 млрд руб. Нестыковочка выходит?

Смотрим дальше. В соответствии с отчётом Федерального казначейства «Об исполнении консолидированного бюджета субъекта российской федерации…» [Казначейство, Отчёт] общие поступления НДФЛ в консолидированные бюджеты субъектов РФ в 2015 г. составили 2807,8 млрд руб., что соответствует налоговой базе в 21 598 млрд руб., причём в эту сумму входит и НДФЛ с дивидендов, от продажи имущества и проч. (можно считать, что влияние этих компонентов на налоговую базу сравнительно невелико; так, сумма дивидендов, выплаченных российскими корпорациями за 2015 г. составляет около 1,5 трлн руб., из которых значительную долю получило государство и иностранные инвесторы).

Представляется, что данные казначейства наиболее точным образом отражают ситуацию с доходами физических лиц. Хотя Росстат и признает, что «ВВП, полученный методом формирования по источникам доходов, … не является самостоятельным, поскольку … часть показателей исчисляется балансовым методом», для нас остается совершенно неясным, как Росстат вывел величину средней заработной платы в 2015г. в 33,8 тыс. рублей
. Иными словами, расчёты по данным Федерального казначейства показывают, что данные Росстата о средней зарплате являются завышенными.

С официальными данными по средней заработной плате согласованы данные по децильному распределению зарплат. Следовательно, децильное распределение также показывает завышенные доходы.

Расхождения в оценках оплаты труда сохраняются и в более поздних периодах. Согласно [Казначейство, отчет 2016] НДФЛ с доходов наемных работников составил 2,879 трлн руб., что соответствует налоговой базе в 22,1 трлн руб., тогда как при численности наемных работников около 67,1 млн человек [Росстат Сборник 30] и средней зарплате в 36,7 тыс. руб., ФОТ должен был бы составить 29,6 трлн. руб.

Нам представляется, что большая часть расхождений в оценке средней заработной платы обусловлена неадекватной оценкой численности работающих. Сумма официальных доходов физических лиц более или менее достоверно известна по данным налоговой отчётности, тогда как численность работников Росстат оценивает сплошным порядком только по крупным, средним и бюджетным организациям, остальные (находящиеся в легальном поле) охватывает только выборочными наблюдениями. В результате чиновники не имеют представления о занятости [Голодец не знает], заявляя, что легально работают только 48 млн человек. Если поделить фонд оплаты труда по "налоговым" данным на численность "известных Голодец" работников, получим 38,4 тыс. руб. в месяц, что более или менее соответствует данным Росстата о "средней" зарплате. И это, кстати, сразу отвечает на сомнения "может быть росстат учитывает теневые зарплаты": нет, во всяком случае - не при расчёте средних.

Любопытно, что Росстат публикует ещё один показатель, трудоотличимый от "средней зарплаты": "
Оценка среднемесячной начисленной заработной платы наёмных работников в организациях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц (оценка среднемесячного дохода от трудовой деятельности)" [Росстат Оценка]. Интересно, что данный показатель появился в рамках деятельности по исполнению "майских указов" (об этом прямо говорится в методике его расчёта), которыми зарплата бюджетников была привязана к средней по регионам. За 2016 г. этот показатель "средней зарплаты" составил 32,7 тыс. руб., на 10% меньше, чем "просто средняя зарплата": такая величина получилась бы при делении ФОТ на 56 млн. человек, что примерно соответствует численности "занятых в формальном секторе", т.е. численности персонала юридических лиц (здесь надо понимать, что "неформальный сектор" в разумении Росстата - это вполне легальный бизнес, осуществляемый без образования юридического лица, включая всех ИП и их персонал). Разумеется, использование этой величины облегчит "выполнение" указов.

С данными Росстата о численности наемных работников согласуются данные налоговых органов [ФНС: 5-НДФЛ], поэтому стоит исходить именно от численности наемных работников в 67,1 млн человек, с заработных плат которых платятся налоги, и от суммы их официальных зарплат. Часть работников, учтённых ФНС, могла отработать не полный год: это начинающие и заканчивающие трудовую деятельности, учащиеся на сезонных работах и т.д., но в целом доля таких людей невелика.

Разделив налоговую базу по НДФЛ на число наемных работников, мы получим 28,5 тыс. руб. - что и является реальной средней зарплатой в РФ за 2016 г.  Отметим, что эта величина может оказаться немного занижена из-за завышения числителя по описанным выше причинам.

Не лишено интереса то обстоятельство, что с найденной нами цифрой согласуются и публикуемые Сбербанком РФ данные о средней зарплате [Сбербанк opendata]

Ещё хуже выглядит статистика заработных плат в бюджетном секторе: в разных отчётах Росказначейства данные по ней разнятся от 3585 до 7797 млрд. руб. (ср. [Казначейство, Отчет] и [Казначейство, Статистика]). Министерство финансов не располагает информацией (или, во всяком случае, не публикует её) о реальных расходах бюджета на заработную плату. Агрегирование данных Росстата о распределении зарплат бюджетников даёт ровно среднюю цифру между двумя приведёнными, что как бы намекает на "методологию" этого органа.

Кажется достаточно очевидным, что игнорирование статистических искажений сведёт любые "зарплатные" расчёты к GIGO.


1.     Росстат 8-20 – Распределение общей суммы начисленной заработной платы и средняя заработная плата по 10-процентным группам работников организаций // http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_36/IssWWW.exe/Stg/08-20.doc
2. Росстат 1-41 – Численность работающих по найму на основной работе по видам договора // http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_36/IssWWW.exe/Stg/01-41.doc
3. Казначейство, Отчёт – Казначейство РФ. Отчёт Федерального казначейства «Об исполнении консолидированного бюджета субъекта российской федерации за 2015 г. // http://roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/konsolidirovannyj-byudzhet/190/
4.  Казначейство, Отчёт 2016, http://www.roskazna.ru/upload/iblock/6b9/byudzhety_subektov_rf.zip
5. Росстат Сборник - Рабочая сила, занятость и безработица в России (по результатам выборочных обследований рабочей силы)/ Статистический  сборник, 2016 г. http://www.gks.ru/free_doc/doc_2016/rab_sila16.pdf
6. Голодец не знает - https://www.opentown.org/news/7138/
7. ФНС: 5-НДФЛ - https://www.nalog.ru/html/sites/www.new.nalog.ru/docs/otchet/5ndfl2015.xlsx

8. Росстат Оценка - http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/trud/sr-zarplata/ocenka-doxod.htm
9.  Казначейство, Статистика – Казначейство РФ. Статистика государственных финансов за 2015 г. // http://www.roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/statistika-gosudarstvennykh-finansov-rf/
10. Казначейство, Отчёт – Казначейство РФ. Отчёт Федерального казначейства «Об исполнении консолидированного бюджета субъекта российской федерации
за 2015 г. // http://roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/konsolidirovannyj-byudzhet/190/

11. Сбербанк opendata - «Большие данные» Сбербанка http://www.sberbank.com/ru/opendata

МИНИМАЛЬНАЯ ОПЛАТА ТРУДА В 25000 РУБЛЕЙ – ПОПУЛИЗМ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

А.Ю. Жабунин
к.э.н., доцент Волжского политехнического института (филиал) ВолгГТУ

В последнее время среди экономистов развернулась инициированная А.А.Навальным дискуссия о возможности увеличения МРОТ в России до 25000 рублей. Попробуем рассмотреть аргументы участников этой дискуссии.

В обобщенном виде аргументы против повышения МРОТ собраны в статье с кричащим заголовком «Экономика не выдержит Навального» [1]. По оценке автора, основанной на изучении данных Росстата, чтобы довести зарплату до предлагаемого МРОТ, потребуется 2,6 трлн руб. в год (3,4 трлн руб. с учетом страховых взносов). Одно из важнейших опасений, высказываемых в статье — непосильные затраты для малого бизнеса, ликвидация или уход «в тень» малых предприятий. Не приводя расчётов, автор предсказывает скачок безработицы до 8-10%. Но главной бедой называется возможная инфляция: «Никто не сможет заставить бизнес сохранить цены, если расходы на оплату труда вырастут на 20–30%. Кроме того, появление большого объема наличности выльется в скачок потребительского спроса, что также подстегнет рост цен.»

Профессор М.Миронов, а также экономист А. Гаскаров отвечают противникам повышения МРОТ следующее.
Рост доходов приведёт к существенному росту спроса на услуги малого бизнеса, «Главный враг малому бизнесу - не высокая минимальная зарплата, а нищее население». Опасения по поводу роста безработицы отвергаются тем, что во многих сегментах рынка труда существует монопсония — например, спрос на труд врачей формируется, спрос на труд в моногородах; оплата труда здесь ниже равновесной, и её повышение не приведет к сокращению рабочих мест. Предлагаемое же Навальным ограничение миграции из Средней Азии также будет сдерживать безработицу.

Рост издержек для бюджета и экономики должен компенсироваться повышением производительности труда, на которое компании должны пойти, чтобы нивелировать рост затрат на труд, и подстегнёт инвестиции. Что же касается инфляции, то по расчётам Гаскарова, для повышения МРОТ потребуется 4 триллиона рублей (или 5,2 трлн, включая страховые взносы), или 13,7% от нынешнего совокупного ФОТ, или 6% от ВВП, что и можно считать верхней планкой инфляции [3]. При этом её рост должен быть существенно ограничен тем, что повышение МРОТ должно происходить не за счёт эмиссии денег, а за счёт перераспределения ресурсов в экономике.

При этом Гаскаров резко отрицает предъявляемые Навальному обвинения в «популизме», аргументируя тем, что «Доля трудовых доходов в ВВП в России на 6–7% ниже, чем в среднем по странам «Большой двадцатки»».  Экономисты отмечают также абсолютную порочность ситуации, когда работающие граждане, даже не имеющие иждивенцев, находятся за чертой бедности, т.е. имеют доходы ниже прожиточного минимума. Невозможно не согласиться с этим мнением, поскольку гражданин в этом случае подталкивается самим государством (устанавливающем такую низкую оплату труда) к асоциальному поведению.

Анализируя расчёты как сторонников повышения МРОТ, так и их оппонентов, отметим, что и те, и другие исходят из доведения до 25000 рублей зарплат всех работников, чей труд сейчас оплачивается ниже. Возможно, это связано с тем, что ни те, ни другие не представляют реалии российского рынка труда; им представляется, что ниже 25 тыс. руб. оплачивается равно-низкоквалифицированный труд (продавцы, дворники…), поэтому можно «не глядя» довести их зарплаты до установленной планки. Однако такой подход явно отправил бы свыше половины врачей, преподавателей, многие другие категории работников на поиски низкоквалифированной и малоответственной работы: зачем напрягаться, когда можно за ту же зарплату работать вахтёром?

Следовательно, оценки затрат на повышение зарплат выглядят несколько заниженными. Даже при сокращении разниц между зарплатами работников, находящимися в диапазоне 8-25 тыс. руб., среднее повышение зарплат должно составить не около десяти [2], а около 15 тыс. руб., а совокупные расходы — порядка 6 трлн. руб.; но и в этом случае максимальное влияние на инфляцию составит 10%.
Сторонники и критики повышения МРОТ забывают также, что следствием изменения МРОТ будет перераспределение доходов между бюджетами. Рост ФОТ повысит поступления в местные бюджеты от НДФЛ почти на 800 млрд.руб., а также практически полностью ликвидирует дефицит Пенсионного фонда, составивший в 2016 г. 1,6 трлн руб. Таким образом, повышение расходов федерального бюджета на оплату труда едва ли не полностью компенсируется сокращением трансфертов на покрытие дефицитов бюджета Пенсионного фонда и обескровленных за последние годы региональных бюджетов.

По нашему мнению, резкое повышение МРОТ — хороший момент для радикальной реформы налогообложения заработной платы. В последнее время идёт много дискуссий о введении прогрессивного налогообложения доходов, но стоит помнить, что сейчас в РФ регрессивное налогообложение, и нам, по крайней мере, стоит перейти к пропорциональной системе. Сейчас налоги с доходов низкооплачиваемых работников составляют около 33% ((30+13)/130), высокооплачиваемых — около 25% ((15+13)/115 + фиксированная сумма). Повышение МРОТ позволит освободить работодателей от взносов в фонды, и взимать их из доходов работников. В этом случае располагаемые доходы вырастут значительно меньше, чем без налоговой реформы (с минимальных 6,5 тыс. руб. до 17,5 тыс. руб.), следовательно, окажут меньшее давление на цены и на издержки работодателей.

Мы считаем также, что все отчисления с ФОТ должны быть объединены в один налог (НДФЛ), ставка которого может составить около 30%. В этом случае будет выровнено налогообложение работников с разным уровнем дохода, а общий уровень налогообложения зарплат останется на существующем уровне.

Распределением НДФЛ должен заниматься не работодатель, а налоговые органы. Данная мера чрезвычайно упростит бухгалтерский и налоговый учёт, что позволит высвободить значительные трудовые ресурсы, занятые в настоящее время совершенно непроизводительной деятельностью — созданием множества ежемесячных и ежеквартальных отчетов в фонды социального страхования, пенсионный, налоговую инспекцию. Это само по себе будет существенным подспорьем для малого, и в особенности микробизнеса.

В ходе налоговой реформы следует полностью ликвидировать систему ОМС, как не оправдавшую себя: страховые компании в рамках ОМС не выполняют никаких реальных функций в интересах пациентов, а налогоплательщики в условиях смешанного (бюджет+ОМС) финансирования медицины вынуждены в двойном размере оплачивать администрирование этого процесса. Суммы, предназначающиеся сейчас фондам ОМС, следует передать в региональные бюджеты. Рост налоговой базы и ликвидация «прослойки» из страховых компаний позволит существенно увеличить бюджетные расходы на здравоохранение.

В итоге суммы НДФЛ следует делить между пенсионным фондом (16%), региональными (4%) и местными бюджетами (10%). Доля отчислений в Пенсионный фонд может уменьшаться при высоких доходах работников, при этом доля местных бюджетов будет расти. Несколько меньшая, чем в настоящее время регрессия поступлений в Пенсионный фонд позволит сохранить общий уровень отчислений в него. Существующий персонифицированный учёт доходов работников уже сейчас позволяет заниматься таким распределением.

Выплаты по больничным листам и т.п., финансируемые сейчас через фонд социального страхования, могут выплачиваться за счёт части НДФЛ, предназначающейся местным бюджетам. При этом, для снижения нагрузки на бюджет, максимальная сумма выплат может быть ограничена 80% от средней заработной платы работника, что, однако, с учётом повышения оплаты труда будет значительно выше нынешних сумм.

Нам остаётся добавить, что к моменту открытия «окна возможностей» для осуществления этой меры, т.е. к 2019 г., инфляция заметно – на 10-20% или больше обесценит указанную сумму, и повышение минимальной зарплаты будет выглядеть гораздо менее «радикальной» мерой.
Подытоживая сказанное, считаем, что предлагаемое А.А Навальным установление МРОТ в размере 25000 рублей — вполне реальная задача, реализация которой не повлечёт каких-либо катастрофических последствий, но напротив, сможет существенно стимулировать выход экономики из стагнации.

1. П. Орехин Экономика не выдержит Навального // https://www.gazeta.ru/business/2016/12/21/10440995.shtml, дата обращения 22.12.2016 г.
2. M. Миронов. Опять 25 // http://mmironov.livejournal.com/17319.html, дата обращения 25.01.2016 г.
3. А. Гаскаров Минимальная зарплата в 25 тысяч рублей — хорошая идея // https://snob.ru/selected/entry/120392, дата обращения 25.01.2016 г.